Wharton - история бренда


Спустя сто двадцать с лишним лет с момента основания бизнес-школа Уортона при Пенсильванском университете (Wharton) по-прежнему остается одной из самых уважаемых и престижных в мире. По распространенному убеждению, счастливчик, которому удалось туда поступить, может не беспокоиться о своей карьере.


Статистика подтверждает эту теорию: по данным рекрутинговых агентств, каждый выпускник Уортона в среднем получает три первоклассных предложения о работе.


Своим существованием бизнес-школа Уортона обязана крупному американскому промышленнику Джозефу Уортону (1826-1909), который принадлежал к одному из старейших и влиятельных семейств Филадельфии. Его карьера началась в 19 лет в небольшой галантерейной компании, где уже через два года он дослужился до должности главного бухгалтера. В 1847 году Уортон вместе с братом и еще одним компаньоном начал собственный бизнес по производству свинцовых белил. Спустя еще несколько лет вместе с Джозефом Мэтлоком он открыл кирпичный завод, но вскоре продал свою долю, решив поработать наемным менеджером. Промышленники из Вифлеема (Пенсильвания) пригласили Уортона управлять цинковыми шахтами. В 1853 году предприятие развалилось, на его обломках Уортон попытался создать собственную компанию. Он взял в аренду оставшиеся без присмотра шахты, модернизировал их, выписал специалистов из Бельгии и начал производство цинка, которое стало крупнейшим в стране. Доходы позволили Уортону приобрести никелевую шахту, также располагавшуюся в Пенсильвании, и построить большой перерабатывающий завод в Кэмдене (Нью-Джерси). Попутно филадельфийский бизнесмен начал вкладывать деньги в небольшую металлургическую компанию Bethlehem Iron Work и постепенно прибрал ее к рукам.


В то время, когда Джозеф Уортон строил собственную карьеру, бизнес-образования как такового просто не существовало. Подготовка будущих воротил финансового мира проходила либо уже на рабочем месте, либо в форме ученичества, обычно внутри одной династии. Однако к концу XIX века доля семейных компаний стала уменьшаться, и в американском бизнесе резко выросла потребность в квалифицированных наемных менеджерах. Нехватка управленческих кадров очень беспокоила Джозефа Уортона как владельца бизнеса: у него не было сына, которому он мог бы передать бразды правления компанией. В 1881 году Уортон обратился к руководству Пенсильванского университета с предложением открыть специальную школу, которая стала бы кузницей кадров для развивающейся бешеными темпами американской промышленности.


Предложение было принято благосклонно (тем более что Уортон сопроводил его серьезной по тем временам суммой в $100 000), и бизнес-школа, названная в его честь, открыла двери для первых учеников.


В 1885 году, когда началась модернизация американского военно-морского флота, Уортону удалось выиграть контракт на поставку броневых листов. Компания была переименована в Bethlehem Steel Company и благодаря оборонному заказу вскоре стала крупнейшим производителем брони в мире. В 1901 году Уортон продал контрольный пакет акций знаменитому промышленнику Чарлзу Швабу, однако на покой не ушел и до последних дней руководил оставшимися предприятиями.


Джозеф Уортон запомнился современникам не только как блестящий бизнесмен, но и как талантливый ученый, один из наиболее авторитетных специалистов в своей отрасли. Его интересы не исчерпывались металлургией. Как утверждают историки, он интересовался промышленным рыболовством и разведением клюквы, писал неплохие стихи, прекрасно разбирался в драгоценных камнях. До конца жизни Уортон оставался заядлым путешественником. В 1905 году, когда ему было уже под восемьдесят, престарелый промышленник в одиночку добрался на каноэ до одного из принадлежавших ему серебряных рудников в Неваде. Скончался Джозеф Уортон в 1909 году, оставив после себя национальное достояние — бизнес-школу, названную в его честь.


На протяжении всей истории бизнес-школа Уортона славилась сильным преподавательским составом. В 1909 году профессор Херберт Хесс, которому было едва за двадцать, начал читать там курс, посвященный рекламе и искусству продаж. Впоследствии он стал крупнейшим авторитетом в этой области. В 1931 году Хесс издал труд «Реклама: ее экономические основы, философия и приемы», в котором исследовал психологические аспекты маркетинга. Хесс был одним из первых сторонников идеи о том, что бизнес должен адаптироваться к запросам потребителей.


Другой профессор Уортона — Джордж Тейлор, тоже стал «отцом». Он основал американскую систему разрешения трудовых конфликтов. В 1931 году помог остановить крупную забастовку на чулочной фабрике в Аберле, предложив решение, устроившее обе стороны. Впоследствии Тейлор был посредником еще в 2000 забастовках, которые закончились мирным путем. Он консультировал пять президентов, а в 1995 году его включили в зал славы министерства труда США.


Двое профессоров школы стали нобелевскими лауреатами. В 1971 году премию получил Саймон Кузнец — знаменитый экономист, в 1930-е годы преподававший в Уортоне. В 1946-м вышла его работа «Национальный продукт США с 1869 года до наших дней», которая стала классикой экономической литературы. По воспоминаниям современников, Кузнец был блестящим преподавателем, и студенты боролись за то, чтобы занять первые ряды на его лекциях. В 1980 году Нобелевской премии был удостоен другой профессор из Уортона — Лоренс Клейн, один из наиболее известных специалистов в области экономической статистики.


Впрочем, Уортон может гордиться не только «отцами», но и детьми. Среди его выпускников много знаменитых бизнесменов и политиков. Из ныне здравствующих можно упомянуть, например, Дэвида Поттрака, президента и со-СЕО корпорации Charles Schwab; Йотаро Кобаяси, председателя правления Fuji Xerox; Хеннинга Шулте-Нойле, председателя правления Allianz AG; Брайана Робертса, президента Comcast, и многих других. Всего бизнес-школу Уортона окончили более 77 000 человек из 139 стран мира, в том числе и из России.


За сто двадцать лет корпоративная культура школы не раз менялась. К примеру, выпускник 1954 года Джек Керли вспоминает, что в его время поужинать в студенческой столовой можно было только при наличии пиджака и галстука. Найви Амин, окончившая Wharton в 2002 году, слушает эти рассказы с изумлением: по ее словам, сейчас в столовую можно заявиться хоть в пижаме, и никого это не шокирует. Вообще Wharton времен Керли, сильно отличается от реалий сегодняшнего дня: среди его сокурсников практически не было представительниц прекрасного пола, афроамериканцев, иностранцев. Прежнее здание школы он описывает как консервативное и старомодное, хотя и функциональное, тогда как новый корпус обустроен по последнему слову техники.


Однако в воспоминаниях выпускников, окончивших Уортон с разницей почти в пятьдесят лет, есть и нечто общее. Перед выпуском Джек Керли получил три предложения о работе, в том числе от набиравшей тогда обороты IBM, которое он и принял. Найви Амин также удостоилась пристального интереса хэдхантеров и в итоге попала в Morgan Stanley. Питомцы Уортона нарасхват во все времена: газета Wall Street Journal в 2003 году поставила учебное заведение на первое место в рейтинге самых популярных у рекрутеров бизнес-школ.


Впрочем, сама школа за первыми местами в рейтингах сейчас не гонится. В апреле этого года Патрик Харкер официально заявил, что в Уортоне больше не будут предоставлять электронные адреса своих студентов сотрудникам Business Week. Аналогичное решение приняла и Гарвардская школа бизнеса. Защищая свою точку зрения, Харкер отметил, что борьба за первые строчки в списках лучших нередко заставляет учебные заведения забывать об их настоящей миссии. «Успех школы должен оцениваться не по месту, которое она занимает в рейтинге, а по достижениям ее студентов, преподавателей и выпускников», — заключил он.

Добавлено: 21.11.2008
Другие бренды
Реклама на brandpedia.ru